Россия. Директор “Хейнекен Байкал”: Кризис — время новых возможностей

  • Reading time:1 min(s) read

Территория «Пивоварни Хейнекен Байкал» заметно выделяется среди окружающего промышленного пейзажа: все аккуратно, чисто, ровный асфальт, удобные парковки с толковой разметкой, место для отдыха. Это предприятие по нынешним временам – явление если не уникальное, то из тех, на которых можно учиться делать бизнес. С одной стороны – международная компания, которая, несмотря на санкции, кризис и жесткие ограничения со стороны государства, остается одним из крупнейших источников дохода областного бюджета, с другой стороны – сохраняет идеалистические принципы ведения дел: прозрачность и социальную ответственность. В марте 2016 года компания HEINEKEN подписала соглашение о социально-экономическом сотрудничестве с правительством Иркутской области. Об этом, и многом другом мы беседуем с директором филиала «Пивоварня Хейнекен Байкал» Евгением Стрельцом.

– Евгений Викторович, расскажите, пожалуйста, в чем суть документа, подписанного с правительством области?

– Соглашение — это фиксация уже сложившихся отношений нашей компании и региона. Оно закрепляет основные принципы и направления сотрудничества между областной администрацией и нашим заводом — филиалом компании HEINEKEN, который является одним из крупнейших предприятий пищевой промышленности региона. Только в 2015 году наши налоговые отчисления составили 1,4 млрд. рублей.

Соглашение заключено на три года. В частности, мы формализовали нашу социальную ответственность, прописали, какие проекты ведем, например, «Чистые берега Байкала», поддержка Русского географического общества.

Помимо прочего, мы будем наращивать объемы контрактного выращивания ячменя. Это прямые инвестиции в сельское хозяйство Иркутской области. Такое сотрудничество с аграриями позволит нам получить качественное и недорогое сырье, а фермерам еще до посевной гарантируется сбыт выращенной продукции.

 

– Что такое агропромышленный проект? В чем его суть?

– В компании HEINEKEN есть опыт производства пивоваренного ячменя для местных заводов, например, в Бразилии, Африке. Иркутский завод сейчас закупает ячмень в центральных областях России — Воронеже, Белгороде, Туле. Но мы решили попробовать выращивать сырье поближе, а именно в Сибири. И это – несмотря на суровый климат, экстремальные температуры и осадки. По данным за прошлый год, в регионе выпало двадцать пять процентов осадков от нормы, что считается засухой. И никто не дает прогноз, что 2016 год будет лучше. В этом плане — проект уникальный.

В прошлом году мы посеяли опытные партии, и три сорта из восьми показали просто выдающиеся результаты с точки зрения устойчивости к климату и их пригодности. Опытное выращивание для нас выполнял Иркутский научно-исследовательский институт сельского хозяйства.

Теперь более крупную партию трех успешных сортов будем производить в Тулунском районе. В 2016 году мы планируем засеять тысячу гектаров. Если все будет складываться благоприятно, планируем расширять до 10 тысяч гектаров земель под посев пивоваренного ячменя.

– Почему все-таки Иркутская область? Ведь в Сибири есть территории с более мягким климатом?

– Преимущество этого проекта в том, что выигрывают абсолютно все. Для нас, как производителей, это снижение себестоимости продукта, потому что транспортировка обойдется дешевле; от этого выиграют и местные сельхозпроизводители, они получат гарантированный рынок сбыта, смогут увеличить объемы посевных, а значит, обеспечить селян работой; не останутся внакладе и другие структуры: транспортные компании, и те, которые осуществляют первичную очистку ячменя, и другие наши партнеры, которые тоже получают деньги, участвуя в проекте. И, конечно, область как таковая, потому что происходит развитие сельского хозяйства в целом.

Идея родилась буквально в прошлом году, и мы сразу приступили к ее реализации. Были заключены договоры с институтом сельского хозяйства, нами были предоставлены сорта ячменя и т. д. С сельхозпроизводителями мы общались через министерство сельского хозяйства области и всю свою деятельность с ними координируем. Сейчас выбрали одного поставщика, ООО «Монолит», который будет производить опытно-промышленную партию ячменя— это тоже было сделано с согласования и при поддержке министерства сельского хозяйства.

– Какова сейчас ситуация в отрасли пивоварения? Как Вы оцените перспективы предприятия с учетом ужесточения госконтроля и общего финансового кризиса?

В целом, для отрасли все печально. И факты закрытия заводов в отрасли, и сокращение рынка. Иркутский филиал с 2012 года потерял почти 30% объемов. С другой стороны, я вижу новые возможности для нашего завода и нашей компании. Главное – мы уверены в своем продукте, в своих конкурентных преимуществах, собираемся расширять ассортиментную линейку. Поэтому я считаю, что кризис — это время возможностей.

– Как для вас прошло внедрение ЕГАИС?

– В ЕГАИС мы вошли с октября прошлого года, согласно законодательству. Мы тщательно готовились, участвовали в пилотном проекте по внедрению ЕГАИС на производстве, который инициировала отрасль совместно с Росалкогольрегулированием. И сейчас система вполне рабочая, хотя у нас добавилось бумажной работы.

Проблема в другом. Тут не все зависит от нас. Каждый магазин, куда поставляются наши продукты — там должна быть установлена ЕГАИС. Соответственно, сейчас сложности возникают больше с нашими партнерами.

– С какими еще проблемами Вам приходиться сталкиваться?

– Недавно в одном из регионов проходило совещание с металлургами на правительственном уровне, где заявили, что отказ от ПЭТ будет способствовать развитию алюминиевой промышленности. Это пока неофициальное заявление, но мы ждем очередную волну против ПЭТ.

Мы не считаем тему уместной. Потому что у нас есть научные исследования, подтверждающие, что ПЭТ — абсолютно безопасная упаковка. С одной стороны, минеральную воду можно продавать, молоко можно продавать. А пиво — нельзя. Нелогично.

ПЭТ на сегодня – это почти 50% всего рынка пива в России. Что такое – делать ПЭТ упаковку не больше 0,5 л? Это значит — сделать производство абсолютно нерентабельным для компании.

ПЭТ — это самая дешевая упаковка. Если пиво будет только в алюминиевой банке и стекле, то оно сразу переходит в разряд недоступных продуктов. Мы в регионе производим продукты в среднем ценовом сегменте, для людей, которые считают деньги. Вся остальная продукция компании HEINEKEN завозится с других заводов.

Соответственно, регион лишится, в том числе, налоговых поступлений в бюджет. Будут и негативные социальные последствия, потому что появится большое количество людей, потерявших свою работу. Кроме прочего, мы работаем тут не одни, есть ряд смежных локальных компаний, которые с нами сотрудничают, у которых оборот завязан и на деятельности нашего завода. В общем, это целая цепочка.

– Несмотря на сложности, вы планируете дальнейшее финансирование социальных проектов, в частности, «Чистых берегов Байкала»?

– «Чистые берега Байкала» однозначно будем дальше поддерживать, будем участвовать в финансировании Русского географического общества, поддерживать все те проекты, которые направлены в регион. Они зачастую связаны не только с исследовательской работой, но и с экологией. Нам интересна экологическая тематика, мы ее выбрали и стараемся вести.

Помимо упомянутого, у нас масса других активностей. Мы тесно работаем с обществен-ными организациями города Иркутска. Поддерживаем акции по высадке деревьев, поддерживаем озеленение острова Ольхон после пожаров.

В рамках нашей общественно-полезной работы мы думаем перейти на систему грантов для проектов экологической направленности. Так мы сможем привлечь больше участников среди некоммерческих структур, научных институтов.

1