В апреле этого года прошло совещание представителей власти и пивоваренной отрасли, на котором обсуждалось развитие социально-экономического партнерства. Тогда же пивовары внесли свои предложения относительно разработки алкогольной политики (см. «Пивное дело» 2’2007). Однако прошло немного времени, и в сжатые сроки был принят закон, который серьезно увеличил акциз на пиво за счет ставок на другие алкогольные напитки. Кроме того, Госдума приняла в первом чтении законопроект, запрещающий распитие пива в общественных местах.
Чтобы выяснить причины возникновения двух инициатив и основную линию развития событий, мы постараемся рассмотреть ситуацию с различных позиций.


Акцизы


В прессе процесс принятия законов иногда представляется в виде сражения лоббистов, которые отстаивают интересы различных конкурирующих отраслей. В этом свете возможность прохождения закона связывают с мощью отраслевой группы. Однако в таком случае возникает несколько вопросов. Первый – почему пивоваренный бизнес, который на порядок крупнее слабоалкогольного не сумел провести удобные для себя поправки? Второй – зачем проводить конференции и открытые совещания вместо того, чтобы просто использовать парламентский ресурс.
По мнению многих политических экспертов в свете консолидации власти сегодня осталось мало возможностей для лоббирования законов какой-либо отраслевой группой. Парламент и Сенат тесно связаны с Правительством, большинство серьезных проектов инициируется Кабинетом министров. Определенная возможность влияния на процесс принятия решений основана на конкуренции двух законодательных ветвей власти. Ну а отдельные депутатские инициативы без поддержки Правительства практически не имеют шансов реализоваться даже в виде законопроекта. Поэтому ответить на частный вопрос «почему» можно рассмотрев действия Правительства, а также ситуацию на алкогольном, слабоалкогольном и пивном рынке.
Нам ответ представляется довольно определенным: производители слабоалкогольных напитков сумели вовремя предоставить необходимые аргументы. Можно только удивляться четкой координации их действий. В тот момент, когда проходил определяющий этап формирования бюджетного процесса чиновники «созрели» для их аргументов. Принятие ключевого документа – Налогового кодекса – требовало чтобы «выпадение» средств было срочно чем-то компенсировано.



Эпизод I. Прохождение в Думе



В правительственном проекте, внесенном 20 апреля на рассмотрение Думы, предлагалось проиндексировать ставки на подакцизные товары в соответствии с предполагаемым уровнем инфляции*. Представили проект статс-секретарь, зам. главы Минфина – Сергей Шаталов и Глеб Хор – зам. председателя бюджетного комитета.
*7% в 2008 году, затем 6,5% в 2009 и 6% 2010 гг. на все подакцизные товары, за исключением нефтепродуктов и сигарет
Рассмотрев рекомендуемый Правительством проект, бюджетный комитет в целом был согласен повысить ставки акцизов с учетом прогнозируемого уровня инфляции, но высказал ряд предложений, которые следует учесть при подготовке законопроекта ко второму чтению.
В частности, Глеб Хор заявил о целесообразности пересмотра решения об унификации ставки акциза на алкогольную продукцию с учетом его влияния на экономику предприятий и структуру алкогольного рынка. При этом в качестве компенсационной меры, по мнению комитета, следовало рассмотреть возможность более существенной индексации ставок акцизов на пиво.
Понизить акцизы на коктейли предложил также зампред комитета по охране здоровья Николай Герасименко. Он назвал непонятной тенденцию приравнивания слабого алкоголя к водке, поскольку во всем мире акцизы на вино, пиво и слабоалкогольные напитки ниже. Он также обратил внимание на серьезность ситуации, в которой оказалась слабоалкогольная промышленность. Николай Герасименко поинтересовался позицией зам. министра насчет снижения акцизов на слабоалкогольные напитки.
Сергей Шаталов ответил, что решение об установлении одинаковых акцизов на крепкий и слабый алкоголь было принято Государственной Думой в прошлом году, поэтому это не была инициатива Правительства. Также он выразил готовность обсуждать эту тему и проанализировать ее в бюджетном комитете до второго чтения.
В итоге депутаты Госдумы одобрили в первом чтении правительственный законопроект.
Через пять дней после первого чтения, 25 апреля, проект слушали второй раз. Глеб Хор сообщил, что после дополнительного обсуждения вопроса эффективности унификации ставок, было принято решение установить для напитков крепостью до 9% нижнюю ставку акциза (так как это было до 2007 года). Также было поддержано предложение о сохранении на 2008 год ставки акциза на шампанское и другие игристые вина на уровне 2007 года. При этом в качестве компенсационной меры поддержана не 7%, а 33% индексация ставок на пиво.
По этому решению завязалась небольшая дискуссия. Петр Шелищ – зам. председателя комитета по законодательству (а также председатель Союза участников потребительского рынка) предложил внести поправки в законопроект. Он рекомендовал привести решение в большее соответствие с государственной политикой в отношении алкоголя, направленной на переориентирование спроса на напитки с низким содержанием алкоголя. Петр Шелищ напомнил, что предложение поднять акциз на пиво на 33% идет в разрез с законопроектом, который был внесен Правительством. Нечто подобное было четырнадцать лет назад и очень больно ударило по пивоваренной промышленности. Он предложил на 2008 год сделать повышение хоть и выше того, что предложено в оригинальной редакции, но не настолько, а поднять ставку на 2021%, то есть до 2 руб. 51 коп.
Однако Глеб Хор заявил, что предлагаемая цифра не та, которую можно обсуждать, потому что комитет рассмотрел четырнадцать вариантов ставок, были предложения увеличить акциз семикратно, пятикратно, но, тем не менее, комитет выбрал такую вот сбалансированную позицию. Законопроект был принят во втором чтении, а через два дня, 27 апреля, быстро и формально прошел третье чтение.
Как известно, одна из задач акцизной политики – это «согласованность конечных цен конкурирующих и замещающих друг друга продуктов в системе розничной торговли». Если вынести за скобки заботу о более мягкой структуре потребления алкоголя, то остается только экономическая составляющая. Однако в данном случае такой подход не совсем срабатывает.


 


Можно заметить, что ставка акциза на пиво принята с очень большим запасом, даже если предположить, что при ставке 173 руб. 50 коп. производство безалкогольных напитков в 2007 году сократилось бы вдвое, а в 2008 году при ставке 110 руб. его объем не восстановится. Правда, отмечая успехи пивоваров, чиновники решили за их счет поддержать не только слабоалкогольную отрасль, но и российских производителей шампанского.


Эпизод II. Прохождение в Совете Федерации


Нельзя сказать, что та акцизная политика, которую отражает новый Налоговый кодекс, нашла понимание у всех представителей власти. Если бы не срочность бюджетного процесса, то 4 мая Совет Федерации мог бы повлиять на принятие более сбалансированной системы начисления акцизов. Законопроект подвергся жесткой критике в той части, которая касалась ставок на пиво, и сенаторы выразили готовность еще вернуться к этому вопросу до утверждения бюджета 2008-2010 годов.
На заседании Совета Федерации председательствовал Сергей Миронов. Со стороны Правительства прохождение проекта снова обеспечивал статс-секретарь, зам. министра финансов Сергей Шаталов.
Основным оппонентом предлагаемого проекта был Евгений Бушмин, который представлял бюджетный комитет Совета Федерации. Решение Государственной Думы о компенсации доходов по слабоалкогольным напиткам (расчетная максимальная сумма 2.4 млрд. рублей) за счет повышения акциза на пиво он назвал очень нетрадиционным и нарушающим старые договоренности об индексации ставок.
Он обозначил позицию комитета – всем понятно, что закон является бюджетообразующим, а 25 мая Дума будет рассматривать в первом чтении бюджет 2008–2010 годов. Без принятия этого закона нельзя голосовать первое чтение. Комитет по всем позициям согласен с принятым законом, не согласен только с резким однократным изменением индексации акцизов на пиво в 2008 году. Лишь потому что отказ может нарушить бюджетный процесс, предлагается поддержать указанный закон. Комитет по экономической политике также обратил внимание на проблему с резкой, принятой без необходимых расчетов, индексацией ставок акцизов на пиво. Было предложено дать протокольное поручение вернуться к этому вопросу.
Евгений Бушмин настаивал на необходимости пересмотреть все расчеты и привести закон об акцизах в соответствие с ранее принятыми договоренностями. Он обосновал позицию комитета. Расчет, что снижение акцизов на слабоалкогольные напитки приведет к выпадающим доходам, – только теоретический. Объемы производства по слабоалкогольным напиткам начали резко падать в связи с тем, что была установлена ставка 162 рубля. Если оставить эту ставку, то не только не будет получена заложенная сумма или ее превышение, но и значительно недовыполнится план поступлений. Комитет убежден, что если ставка будет опущена до 110 рублей, никаких выпадающих доходов не будет. Если удастся это доказать, то не нужно индексировать в такой степени акцизы на пиво. Поскольку Государственная Дума совсем недавно внесла изменения, обосновать такую позицию будет чрезвычайно трудно. Точнее, это будет аналогичным тому, что делает Государственная Дума, которая в течение нескольких минут резко изменяет важный закон. Представители Совета Федерации рассчитывают, что им все-таки удастся провести закон, который индексирует акцизы на 7%, и проблем с падением производства пива не возникнет.
Тогда Виктор Озеров, председатель Комитета СФ по обороне, обратился к представителю Правительства с вопросом о том, как будут работать отечественные товаропроизводители, что будет с рабочими местами и налогами, будут ли приняты какие-то защитные меры.
Сергей Шаталов заявил, что вопрос о том, как отразится на производстве пива решение о повышении акцизов тоже обсуждался очень подробно, в том числе в рамках комиссии по акцизной политике в Госдуме. В ее работе принимали участие и депутаты Госдумы, и члены Совета Федерации, и Правительство, и независимые эксперты. Согласно приведенным расчетам увеличение акцизов на 26 копеек приведет к теоретическому росту цен на 30 копеек. Пивоваренная отрасль от этого не пострадает, потому что сумма будет перенесена на стоимость конечной продукции. Отрасль развивается динамично, по итогам прошлого года – примерно 10% роста. Никакого падения объемов производства не будет. Может быть, будет снижение темпов роста до 9%.
Зампред СФ, Светлана Орлова, парировала Сергею Шаталову, что все привыкли к стабильности в налоговом законодательстве, поэтому хотелось бы чтобы он, представляя законопроект в Госдуме, отстаивал такие позиции. Она напомнила, что когда принимался закон по унификации ставок на крепкий и слабый алкоголь, говорилось, что повышение акцизов на слабоалкогольные напитки ничего не изменит на рынке, а теперь устанавливается справедливость. «Нам не нужны эти шараханья» – сказала она.
В завершение дискуссии слово взял Оганес Оганян и в очередной раз напомнил представителям Правительства, что Совет Федерации идет им навстречу, и обратился к ним с просьбой поддержать законодательную инициативу сенаторов пересмотреть ставки. Тем более что во всех пояснениях и во время всех консультаций Правительство также подчеркивало немотивированное повышение акцизов.
Добавим, что в ходе обсуждения возникали и другие предложения, косвенно связанные с темой проекта. Валерий Сударенков предложил еще более дифференцировать градацию содержания алкоголя в пиве, тем самым стимулируя потребление менее крепкого пива. Евгений Бушмин с ним согласился, но предложил не спешить, приводя в пример объединение крепкого и слабого алкоголя. Он рекомендовал произвести расчеты и, может быть, выйти с этими предложениями об изменении бюджета 2009 года. Леонид Рокецкий обратил внимание на проблему распределения бюджетного потенциала регионов. Он напомнил, что когда-то акциз был местным налогом, а теперь этот налог обеспечивает благополучие крупных городов, где находятся производители пива. Виктор Озеров выразил озабоченность тем, что при повышении акцизов импортное пиво может стать дешевле отечественного, что приведет к проблемам у российских производителей пива.


Наше резюме


Главную роль в определении ставок сыграла череда кризисов на алкогольном рынке. На наш взгляд правительственные чиновники хотели поддержать легальное производство всей алкогольной продукции за счет пива. Тем более, что после волны критики действий Правительства начался второй этап внедрения ЕГАИС, снова начали обсуждаться предложения по регулированию алкогольного рынка.
В то же время ситуация на российском рынке пива никак не напоминала стагнацию, поскольку теплая погода и алкогольный кризис заметно повлияли на продажи пива. Все это дает основания разработчикам бюджета придерживаться позиции, что отрасль отлично справится с ростом налогов и будет продолжать быстро развиваться.
Многие представители власти также считают, что даже резкий рост налога слабо отразится на потреблении, а отчисления только вырастут. Ведь конкуренция до сих пор не позволяла компаниям регулировать цены в соответствии с ростом акцизов. То есть, акциз в первую очередь отражался на прибыли пивоваров.
На этом фоне исполнение статьи, соответствующей акцизным отчислениям по водке, традиционно идет ниже плана. Ведь в прошлом году и начале этого года пострадали не только производители и потребители алкоголя – экономический урон государства тоже был очень существенным. Например, в пояснительной записке к Налоговому кодексу говорилось: «…Принятие изменений налогового законодательства по главе 22 «Акцизы»… частично компенсирует потери федерального бюджета на 12,1 млрд. рублей».
Но для рынка пива закон «собираемость акцизов обратно пропорциональна их размеру» не работает, поскольку теневой составляющей у него нет. Вполне возможно, что аккуратность пивоваров в пополнении бюджета сделала отрасль главным кандидатом для повышения налогов.
Наконец, говорят о недовольстве тем, что объем налоговых отчислений стал относительно меньше при вхождении пивоваренных компаний в глобальные структуры и увеличении масштабов их деятельности. Хотя этот процесс идет во всей пищевой отрасли, у пивоваров есть акциз – налог, в отличие от других сборов, простой и неизбежный.
Однако то повышение акциза, которое было утверждено, вряд ли не заметит потребитель пива. Ведь конъюнктура рынка связана с факторами, которые могут и не повторится – это сезонный фактор, череда кризисов на алкогольном рынке, связанных с неэффективным его регулированием, и перепроизводство слабоалкогольных напитков в конце 2006 года.
У российских пивоваров остается некоторая надежда, что осенью система акцизных ставок может быть пересмотрена по инициативе Совета Федерации. К этому времени будет ясна картина на рынке слабого алкоголя, и вряд ли его производство упадет так существенно, как это было в начале года. Правительству, как видим, много раз говорили, что решение о 33% росте ставок для пива было принято без должных экономических обоснований и очень поспешно.
Нужно отметить, что, мы рассмотрели существующий бюджет только в одном аспекте, а в нем, безусловно, есть положительные для всего подакцизного бизнеса стороны. Прежде всего, то, что принятие нового кодекса сразу на три года сделало налоговое планирование более прогнозируемым.


Запреты


Весной прошел первое чтение законопроект, запрещающий распитие пива в общественных местах. Основной аргумент региональных и федеральных представителей законодательной власти, в общем, остался тем же, что был и в 2004 году – рост алкоголизма среди молодежи. Отсутствие существенных ограничений, по словам авторов проекта, «привело к настоящему бедствию – пиво распивают везде».


Ситуация на алкогольном рынке Республики Коми, чей проект был взят за основу, достаточно показательна для понимания причин возникновения инициативы. Если проанализировать данные областного отделения статистики Республики Коми, то получается, что после очень резкого роста рынка пива в 2004 году, в течение 2005-2006 гг. происходило постепенное снижение его продаж (на 15.2% за два года). Но и в прошлом году потребление пива в Республике составляло 65.1 л/чел, что оставалось достаточно высоким показателем для регионального рынка. Следует отметить, что пиво серьезно потеснило крепкие напитки, их продажи упали на 36.3% за два года. Если официальные данные отражают реальную картину рынка, то можно утверждать, что произошло смягчение общей структуры потребления алкоголя и заметно уменьшилось его общее потребляемое количество (снижение на 29.3% за два года).


Госдума РФ выбирала одну из шести региональных инициатив. Законопроект от Республики Коми изначально получил полную поддержку. Главным преимуществом проекта назвали широту его концепции: от остальных проектов он отличался тем, что не содержал развернутого списка общественных мест. То есть, таковым предложено считать любое место в пределах населенного пункта и вне территории, где разрешено распитие пива. Говорилось, что с такой формулировкой закона вряд ли возникнет правоприменительная казуистика при попытке привлечь пьющего пиво к административной ответственности. Кроме того, проект Республики Коми был принят за основу, поскольку был внесен ранее других, а пятьдесят пять субъектов РФ прислали на него положительные заключения.
В ходе рассмотрения проекта возникли предложения, которые, вероятно, будут сформулированы ко второму чтению. В частности, это вопросы, связанные с организацией торговли пивом, ужесточением административной ответственности и т. д.



Обсуждение


Позиция Госдумы достаточно ясна и широко освещалась в прессе. Есть еще две стороны, которые затрагивает запрет на потребление пива в общественных местах – это жители России и пивоваренный бизнес. Поэтому с просьбой предоставить свою оценку причинам появления законопроекта и его возможным последствиям мы обратились к Игорю Эйдману – директору по коммуникациям «Всероссийского центра изучения общественного мнения» и Ивану Кляйну – директору ОАО «Томское пиво», депутату Госдумы Томской области.
Иван Кляйн убежден, что у законодательной инициативы существуют две стороны: «Первая – PR составляющая, которая исходит от доминирующей сегодня партии. Вторая – то, что действительно, существует проблема в обществе, и с этим надо согласиться. Это вседозволенность, молодое поколение везде потребляет спиртные напитки. Но кто должен заниматься их воспитанием? Это же элемент культуры. Есть проблема в обществе, и многие люди ее осознают. А вот как решать эту проблему? Можно повысить акцизы, можно запретить пить пиво, конечно проще всего применить административные методы».
С тем, что пиво гармонично вписалось в контекст алкогольной и культурной тематики, соглашается Игорь Эйдман: «Популярность запрета обусловлена общим негативным отношением к алкоголизации населения, потреблению спиртных напитков среди молодежи. Многие люди озабочены сегодняшней культурной ситуацией, тем, что молодые ходят по улице с бутылкой пива. Этот проект лежит в «мейнстриме» общественного мнения, озабоченности растущим алкоголизмом».
Но если существует проблема в обществе, а депутаты Госдумы настроены столь решительно, существует ли вероятность того, что поправки будут отклонены и пиво останется на улицах? «Закон пройдет до выборов, учитываю политическую составляющую» – с грустью говорит Иван Кляйн – «пройдет, чтобы всем сказать – ну вот мы приняли меры. Теперь спрашивайте с правоохранительной и судебной власти, как исполняются наши законы, а мы, депутаты, свое дело сделали. А дальше пойдет неисполнение закона».
«Скорее всего, поправки будут приняты, потому что они популярны, депутаты в них заинтересованы» – полагает Игорь Эйдман. Однако он считает, что четкой корреляции между количеством популярных инициатив и близостью выборов все же нет. «Действительно парламентарии предпочитают принимать популярные законопроекты, все озабочены прохождением в следующий состав парламента. Однако проводить параллели с выборами и привязывать к ним эту депутатскую инициативу я бы не стал. Например, закон, ограничивающий рекламу пива, был инициирован и принят, когда выборы уже прошли».
Опрос ВЦИОМ показывает, что target group законодательной инициативы – это самые широкие социальные слои. Почти половина россиян безусловно поддерживает введение запрета. «Сторонниками принятия поправок являются в основном женщины, люди среднего возраста и постарше» – говорит Игорь Эйдман – «противниками являются мужчины, молодежь, люди со средним и специальным образованием. По большому счету, их можно разделить на тех людей, которые являются и не являются потребителями пива».


 


Но стоит взглянуть и на ту часть опроса, где россиянам предложили дать оценку возможным последствиям введения запрета.


 


Как видим, несмотря на поддержку идеи запрета, ответы на второй вопрос уже не были такими однозначными. Вероятно, многие респонденты считают, что основной проблемой подобных законов является сложность их исполнения. Даже сами инициаторы законопроекта говорят, что, несмотря на ввод первой группы ограничений, ситуацию они не исправили. Тем не менее, депутаты ожидают, что ввод новых ограничений «…подстегнет открытие питейных заведений и будет способствовать повышению культуры питья».
Культуре питья действительно есть куда развиваться – на on-trade сегмент приходится всего 6-8% российского рынка пива. Согласно опросу ВЦИОМ, только 14% россиян пьют пиво в барах, ночных клубах и ресторанах. Как правило, это молодежь возрастом 18-24 лет, которая все же предпочитает уличный стиль потребления. Человек постарше (25-34 лет) не так часто посещает пивное заведение, но все же предпочтет его скверу или улице. А вот люди среднего и пожилого возраста, если уж и пьют пиво, то вероятно, думают о материальной составляющей, связанной с таким времяпрепровождением, поэтому в бар идут неохотно.


 


Мы обратились к производителям пива за их оценкой потенциального влияния запрета на рынок. Нас интересовало, может ли этот запрет послужить катализатором роста продаж пива в барах и ресторанах.
«Конечно, сегмент on-trade будет развиваться, но это эволюционный процесс» – говорит Алексей Шавензов – менеджер по связям с общественностью SUN InBev, – «пиво на улице пьют вследствие недоразвитости барно-ресторанного сегмента и высоких цен».
«Изменить структуру потребления алкоголя невозможно только указом или законопроектом» – уверены представители пресс-службы ОАО «ПК «Балтика», – «повышение культуры потребления – единственно верное направление развития пивоваренной отрасли. Кроме того, потребление пива на улице вызвано не только неразвитой культурой, но и отсутствием мест, где наши граждане могли бы цивилизованно потреблять пиво. Соотношение среднего чека кафе и ресторанов к средней зарплате в стране в несколько раз выше, чем на Западе».
Иван Кляйн также считает, что население платить деньги еще не готово, но решение у проблемы есть: «Не так много у людей доходов, чтобы сидеть в барах и пить пиво. Это придет со временем. Решить проблемы с культурой потребления можно, но только если разработать такое законодательство, которое делало бы выгодными инвестиции пивоваров в сети баров и ресторанов».
Андрей Малафеев – пресс-секретарь группы компаний Efes в России, смотрит на перспективы развития этого сегмента вполне оптимистично, но тоже видит только эволюционную его составляющую: «Потребление пива постепенно становится все более цивилизованным и начинает ориентироваться на европейский стиль. Когда у людей есть достаток, то появляется желание хорошо провести время и сходить в ресторан. Сегодня на этот сегмент приходится всего около 8% российского рынка. Тем не менее, по нашим прогнозам, он вырастет вдвое в течение последующих 5 лет. Этот прогноз связан с развитием ресторанного сектора, который пока, в основном, представлен дешевыми пивными или дорогими ресторанами. При этом существует дефицит заведений для среднего класса. Но их число будет быстро увеличивается, и скоро структура пивных заведений станет более сбалансированной».
Затем, мы поинтересовались у производителей, рассматривают ли они возможность корректировки своих планов по развитию барноресторанного направления, начнут ли теперь активно им заниматься или развивать сети пивных.
«Балтика» не спешит что-либо менять: «Давайте подождем, пока закон будет принят». «Будем развивать, только не сами, а с нашими партнерами» – говорит Алексей Шавензов – «Мы работали, и будем работать в этом сегменте. Пока в связи с возможным вводом ограничений планы компании по ресторанному направлению не пересматривались»
Андрей Малафеев тоже пока не видит повода для изменения планов компании: «HoReCa – перспективное направление нашего развития, а доля наших продаж, которая приходится на барно-ресторанный сегмент, выше, чем у других компаний. Мы уже наладили работу с ресторанными сетями, например, сетью «Кружка». Использование повседневных образов в наших рекламных роликах также связано со стимулированием продаж в барах и ресторанах. А о том, могут ли быть скорректированы планы компании, можно будет сказать после того, как будут отрегулированы законодательные механизмы и будет доступ к конкретным положениям. Пока я, конечно, ничего сказать не могу. Но, как видите, мы уже имеем хороший задел для развития, а сектор развивается динамично, поэтому говорить о влиянии инициатив не имеет смысла».
«Конечно, пивовары должны заниматься развитием ресторанного направления» – говорит Иван Кляйн – «Но у меня отношение к этому бизнесу вторичное, «на потом». Карман один, и, как всегда, приходится выбирать – а что в первую очередь? Вкладывать деньги в производство, качество, продвижение или тратить деньги на бизнес, который никогда не принесет пивоваренной компании столько доходов, сколько приносит основное направление. Тем более, что я придерживаюсь одного принципа – каждый должен заниматься своим делом. Если ты умеешь производить какой либо продукт, то должен этим и заниматься. Продавать и продвигать должен тот, кто умеет это делать. Иначе много сил, мыслей и времени отвлекается на непрофильные виды бизнеса. Траты временные огромные, а эффект не такой уж заметный».
В свете полученных оценок и комментариев у нас остался один вопрос: а вообще возникнут ли какие-либо проблемы у производителей пива? Если наши реалии не позволят в командном порядке изменить ситуацию, стоит ли производителям обращать внимание на подобные законодательные инициативы?
«Стоит по той причине, что они создают общественное мнение и формируют отношение к пивоварам, а оно будет негативным» говорит Иван Кляйн – «все-таки важно, лояльный ли у тебя потребитель, лояльное ли у тебя общество. Мы ведь занимаемся таким же общественно-полезным трудом, как и другие отрасли. Мы делаем тот продукт, который нужен людям, и считаем, что идем в правильном направлении – снижения потребления крепких напитков».