В Германии пал запрет на употребление алкоголя в общественных местах

  • Reading time:1 min(s) read

Предстоящие выходные в исторических центрах многих немецких городов обещают быть особенно оживленными. Власти на местах и полиция даже предупреждают о возможном росте правонарушений на почве алкогольного опьянения. Судьи в южногерманском Фрайбурге на этой неделе своим решением отменили официальное постановление местных властей, запрещающее «приносить и распивать» спиртные напитки в общественных местах. Тем самым фрайбургская Фемида нанесла сокрушительный удар ниже пояса совместным стараниям городских чиновников, направленным на то, чтобы отучить от трех, как было определено, грехов в старинных городских центрах — «пить, приставать и писать». Судебным решением создан небывалый общегерманский прецедент. Вступление в законную силу которого, надо полагать, и будет должным образом отмечено всеми любителями горячительных напитков в неформальной трактирно-ресторанной обстановке. Фрайбург — это один из красивейших городов на юге Германии у самой границы со Швейцарией. Здесь каждый шестой житель -и студент. В свое время здесь постигал горное дело и российский гений Михайло Ломоносов. Гением борьбы за алкогольные свободы стал 27-летний аспирант юридического факультета фрайбургского университета Джон Филипп Турн. Около года назад он подал в местный суд иск относительно незаконности объявленного «сухого закона» в общественных местах городского центра. Как раз в течение этого года, как утверждают отцы города, там наконец-то не стало пьяных дебоширов. Теперь все пошло насмарку: административная судебная палата земли Баден-Вюртемберг, где и находится Фрайбург, объявила любые виды запретов на алкоголь в этом городе «противозаконными и не имеющими юридической силы». Главной проблемной зоной Фрайбурга являются три старинные улочки, на которых, по сути, вплотную друг к другу помещаются пивнушки, небольшие ресторанчики и всевозможные увеселительные заведения. В народе это место называют «бермудским треугольником». В темное время суток тут шумными компаниями подвыпивших молодых людей и совершались те самые три вышеупомянутых антиобщественных греха, совладать с которыми городскому начальству в конце концов и удалось путем запрета на употребление алкоголя вне официальных питейных заведений. К этой крайней мере во Фрайбурге прибегли лишь после того, как патрулирование «бермудского треугольника» нарядами полиции не только не принесло ожидаемого эффекта, но и скорее, напротив, лишь оживило разгульные страсти в увеселительном квартале. В конце 2007 года во Фрайбурге был дан старт общественному эксперименту. Городскими властями был объявлен запрет на распитие спиртных напитков в общественных местах исторического центра города сроком на полгода — по пятницам и субботам с 22 вечера до 6 часов утра. Дабы избежать разночтений и вольных толкований городского указа, было особо подчеркнуто: мораторий касается только «открытых общественных мест» и не распространяется, например, на официальные пивные.
Спустя некоторое время вкусившие радость локального законотворчества городские чиновники издали еще одно распоряжение. Текст этого документа заслуживает быть особо отмеченным с точки зрения норм, если можно так выразиться, «бюрократического диалекта» немецкого языка. Распоряжением запрещалось «длительное пребывание вне мест свободного разлива напитков и объектов типа площадок для приготовления барбекю, если оно (пребывание. — Ю.Ш.) служит исключительно либо преимущественно цели употребления алкоголя и влечет за собой явления типа существенного оскорбления третьих лиц». Полицейский документ, похоже, и на самом деле лишил часть местных выпивох радости неформального общения с проходящей мимо трезвой публикой: согласно полицейской статистике число правонарушений с применением насилия снизилось в «бермудском треугольнике» с 82 до 69. Окрыленный успехом совет общины Фрайбурга принял решение о продлении «запретительного эксперимента» до 2010 года. Другие города Германии один за другим принялись внедрять у себя опыт соседей. Для будущего юриста с докторской степенью подобные итоги борьбы с общественным пьянством и правонарушениями явились, как он сказал, «популистскими мечтами о безопасности». В своих доводах, адресованных административной судебной палате в Маннхайме, Джон Филипп Турн отметил: если даже полицейская статистика и соответствует реальному положению дел, то итоги запрета оказались на самом деле незначительными. К тому же не было изучено, не возросла ли преступность в других частях города, за пределами «бермудского треугольника». В конце концов он заявил: «Безразлично, растет или снижается число правонарушений, цель не может оправдывать средства». Запрет на алкоголь, по мнению молодого фрайбургского аспиранта, является «ограничением свободы, которое недопустимо». Запрет наложен на поведение, которое не в обязательном порядке ведет к опасным последствиям. С этими доводами согласились и маннхаймские судьи. Запрет строится на предположении, отметили они, что каждый, кто употребляет алкоголь, готов к насилию. Однако, «исходя из реального опыта», это не соответствует фактическому положению дел. Посему, гласил вердикт, запрет не имеет законной силы. А председательствующий судья Карл-Хайнц Вайнгертнер, видимо, дабы не быть обвиненном в потакании пьяницам и дебоширам в обосновании своего решения особо отметил, что «суд не выступает за пьянство до беспамятства». Цель городских властей в этом смысле правильная — неверными оказались лишь средства. И чтобы все окончательно поняли, о чем идет речь, пояснил: «Ведь никому в голову не придет запрещать купание в озере лишь на том основании, что там утонули не умеющие плавать».
Агентство Промышленных Новостей