Россия. Структурные перемены российского пивного рынка

  • Reading time:1 min(s) read

2005 год посрамил тех, кто посчитал, что пивной рынок устоялся на постсоветском пространстве устоялся, и ждать кардинальных перемен не приходится. Правда, пока изменения происходят лишь в России, но не приходится сомневаться в том, что их эхо докатится и до нашей страны.

Последние месяцы в России ознаменовались сразу несколькими событиями. Во-первых, пивовары в полной мере ощутили на себе последствия запрета на использование в рекламе людей и животных. В результате зрители увидели, как занудные, так и совершенно искрометные ролики, открывшие новую страницу в пивной рекламе (и заодно, взбудоражившие другие рынки, как например оригинальный ролик “Клинского”).

Во-вторых, и это главное, существенно изменилась расстановка сил на рынке. И тут стоит отметить три события, два из которых, впрочем, тесно связаны между собой.

Итак, на российском рынке появилось пиво “Fosters”. Эта австралийская марка принадлежит английскому концерну “Scottish and Newcastle Plc”, который, в свою очередь является одним из владельцев компании “ВВН”, хорошо известной и в России (где она лидер рынка), и в Украине.

“Scottish and Newcastle Plc” предпринимает усилия для того, чтобы сделать “Fosters” мировым брендом (в частности, был заключен дорогостоящий и эффективный спонсорский контракт с гонками “Формула-1”), и Россия, очевидно, станет одним из приоритетных новых рынков для развивающейся марки.

Неудивительно, что “Fosters” по лицензионному соглашению разливает крупнейший российский завод компании “ВВН” – питерская “Балтика”. Любопытно, что как это уже бывало ранее, массовый и демократичный западный бренд автоматически становится на просторах СНГ премиальным. Впрочем, “Fosters” – это скорее все же не премиум, а “upper-middle”, ведь концепция у пива подчеркнуто не премиальная.

При соответствующих вложениях, “Fosters” может за несколько лет выйти на уровень ведущих российских торговых марок, перекроив, таким образом, брендовую карту пивного рынка.

Это событие тем более интересно для нас, что компания “ВВН” активно работает в Украине, и в последнее время переживает некоторый кризис, остро нуждаясь в свежих решениях. В этой связи нельзя исключать появления пива “Fosters” и в нашей стране.

Что касается двух других взаимосвязанных событий, то это вывод на рынок новой массовой марки “Т”, предпринятый Олегом Тиньковым, и, соответственно, приобретение компанией “InBev” пивной составляющей группы “Тинькофф”. Оба эти события могут преобразить лицо российского пивного рынка.

Во-первых, после периода бурного развития, количество новых местных марок, появляющихся на рынке резко сократилось, и каждый новый старт уже воспринимается, как прорыв. Во-вторых, Тиньков показал, что уверенно чувствует себя на пивной рынке, и вполне способен закрепить новый бренд в среднеценовом сегменте, что, безусловно, обострит борьбу в самой конкурентной части рынка.

В-третьих, продолжающаяся интеграция, и укрепление позиций компании “InBev” в России говорит о том, что этот мировой концерн всерьез вознамерился выйти на лидирующие позиции на рынке России (постепенно, российский рынок становится ключевым на мировой пивной карте).

Наконец, появление Олега Тинькова в совете директоров “InBev” (это одна из составляющих сделки) позволяет говорить о том, что компания стремиться в последовательному развитию приобретенных брендов, и не собирается менять, выработанную в компании “Тинькофф”, концепцию их развития.

Очевидно, что приобретая “Тинькофф” “InBev” в первую очередь нацеливается на решение тактической задачи – укрепление позиций в Санкт-Петербурге – пивной столице России, где до сих пор доминируют другие компании.

Однако, не приходится сомневаться и в том, что за тактическими стоят стратегические задачи (иначе, вряд ли бы компания осуществила сделку ценой в 167 млн. евро). Пока о них судить сложно. Дело в том, что компания “InBev” обладает прекрасным премиальным портфелем, и “Тинькофф” скорее выглядит не как дополнение к нему, а как одна из конкурирующих позиций.

С другой стороны, ниша пива “Тинькофф” достаточно специфична (как для России), и теперь компании “InBev” не придется тратить средства на то, чтобы выбить из нее главного конкурента, переманив на свою сторону армию лояльных потребителей.

Кроме того, в международном портфеле “InBev” еще не было ни одной премиальной российской марки, и не исключено, что “Тинькофф”, сочетающий европейские дизайн и позиционирование с “русским” колоритом может стать своеобразным пивным “Смирнофф”.

В этом случае, уже в следующем году можно ожидать начала экспансии пива “Тинькофф” на зарубежные рынки, где “InBev” чувствует себя уверенно.

Что касается Украины, то, очевидно, нам следует ожидать как минимум усиления марки “Тинькофф”, которая пока далеко не столь популярна в нашей стране, как в России.

Если же говорить о произошедших в России изменения в целом, то можно констатировать, что пивной рынок в соседней стране продолжает развиваться, а масштабные сделки, связанные с приобретением местных компаний вполне реальны и в Украине. Ну и еще более реально появление новых сильных лицензионных марок.